Издательство «Республика Башкортостан»

Почеркушки

Автор: Евгений ВОРОБЬЁВ
Фото: иллюстрация: Дмитрий ФАЙЗУЛЛИН
версия для печати

Дядя Миша и Зорька

Один мой знакомый долгое время работал шофером на Севере. Возил детей на автобусе из своего небольшого поселка, тысячи на полторы населения, в поселок побольше, где была полноценная школа. Утром — туда, вечером — обратно.


Поселок побольше считался не чета тому, что поменьше. В нем и супермаркет был, и ДК со спортивным центром, при котором работали несколько секций, в том числе — верховой езды. Местное население видело лошадей разве что на картинках, поэтому ребятня эту секцию охотно посещала.


Один раз две школьницы-подружки по каким-то причинам закончили занятия пораньше, а до автобуса еще далеко. До дома же семь километров, опасно пешком, да и мороз. Они пошли в секцию, где были записаны, и попросили дать им покататься смирную лошадку Зорьку. Катаются, катаются, все равно много времени остается. А они уже на окраине поселка. Глядь, дорога к дому. Эх, была не была! И махнули, особо не задумываясь о последствиях.
Приехали, разошлись по домам, а Зорьку на улице оставили. Как бы они ни при чем. Знают, что влетит, если признаются. Может, надеялись, что Зорька сама уйдет, а может, думали наутро на ней же и вернутся.


Экзотическая животина тем временем побродила по пустынному в дневное время рабочему поселку, ей, видно, стало холодно, и она зашла в ближайший барак, чем-то похожий на привычное стойло. Обычный такой одноэтажный барак с длинным узким коридором и множеством дверей — направо-налево, направо-налево… Она дошла до конца коридора, уперлась в тупик, постояла, постояла и начала неуклюже разворачиваться…


Тем временем в одной из последних комнат тихо грустил алкаш-одиночка дядя Миша. Он был бульдозерист и работал по вахтам. Но когда его двухнедельная смена заканчивалась, не улетал домой, на Большую землю, а оставался здесь, предварительно отослав жене, с которой был не в ладах, часть денег. Остальные с завидным упорством пропивал. Ежедневная норма его была три литра пива и «пузырь» водки. Обычно на день хватало. Но в этот раз показалось мало, и он окликнул пробегавшего мимо Витька, местного неизвестно на что живущего обормота. На, мол, тебе два рубля, сгоняй за чекушкой, остальное себе оставь. И теперь терпеливо сидел и ждал. Минут сорок уже прошло, а Витек как сквозь землю провалился. Скотина. Ни чекушки, ни его, ни денег.


В дверь грубо постучали. «Еще наглеет, хамло», — хмыкнул про себя дядя Миша с намерением сказать все, что думает про оборзевшего «ходока» прямо в его бесстыжие зенки. И открыл. На него в упор, не мигая, смотрело нечто с большими фиолетовыми глазами на длинном вытянутом лице. «Не Витек», — первое, что подумал дядя Миша. «Так вот она какая, белочка…» — было его второй мыслью, с которой он и грохнулся на пол.


Витек застал его лежащим возле порога. У стола стояла задумчивая сивая лошадь. Она меланхолично дожевывала буханку хлеба, периодически тычась мордой в открытую банку килек в томате.


Дядя Миша, говорят, после этого зашился. И с женой, конечно, помирился. Но с работы уволился и перевелся на другое место. Здесь ему житья все равно не было бы.

Мелочный случай

В квартале, где я работал, много разных чиновничьих нерестилищ — офисов, контор, министерств, управлений, представительств, приемных и т.д. Естественно, там служат люди — представители, клерки, офис-менеджеры, советники, замы, помы и проч. Они — разные. И слава, как говорится, Богу. Что не одинаковые. Но попадаются иногда настолько любопытные экземпляры…


В общем, в одной из точек общепита (надо же где-то и служивому люду питаться) наблюдаю такую сценку.


Статный, стройный, лощеный — в безупречном костюме, белоснежной рубашке и при галстуке, разумеется, — молодой, едва за тридцать, человек (из тех, что «в обойме») стоит впереди меня у кассы. У него чай и что-то к чаю. Перекус. Неторопливая «девушка» нехотя подводит итог:


— Пятьдесят рублей ровно.


Молодой человек неожиданно объявляет «вводную»:


— Вычтите с меня еще семьдесят, я вчера должен остался.


«Девушка» с недоумением смотрит на кассу, потом на клиента, потом… достает калькулятор и начинает прибавлять 70 к 50. Удачно. 120.


Клиент достает и протягивает ей пятисотенную купюру.


В глазах «девушки» уже испуг, граничащий с паникой: «Это ж сколько надо сдачи сдать?»


— Может, у вас двадцать рублей будет? — заискивающе спрашивает она.


— Нет.


Вздохнув, «девушка» снова берется за калькулятор. И эта операция завершается успешно — 380!


На лоток ложатся три сотенные бумажки и горсть мелочи.


Но теперь уже лощеный смотрит на кучку монет с открытой неприязнью. Будто ему вместо денег пытаются всучить пригоршню пивных крышек с грязной мостовой.


— Давайте-ка, лучше теперь вы мне должны будете. Завтра рассчитаемся.


Все довольны.


Вроде, мелочь мелочью, а для обоих — обуза.


Причем разная.

Женька и Тюбик

Это для меня он Женька. Все-таки хоть и старый, но товарищ. А для вас Евгений Александрович. Винокуров. Заслуженный художник РБ и РФ. Будьте любезны.


…Надо заметить, в Нестеровке Винокурова буквально каждая собака знает. Вы скажете: «Нет!». Вы скажете: «Нет и не должно быть собак в храме живописи!». И будете правы. Отчасти. Потому что сейчас нет, а раньше были. По крайней мере, одна. И звали ее Тюбик. А как еще, скажите на милость, могли назвать художники мелкого, перетянутого-передавленного жизнью кабысдоха неопределенной, будто все краски смешались на палитре, наружности? Может, так и назвали бы — Палитрой (читай — Поллитрой), но он был именно «он», это его и спасло. По крайней мере, от унизительной клички.


Дело в том, что у Тюбика был поразительный даже для собаки слух. А может, и интуиция. Вечером и ночью Тюбик сидел в сторожке с очередным дежурным и, несмотря на наличие сигнализации, чутко реагировал на каждый подозрительный шорох. Показывал клыки, начинал порыкивать, наконец бросался к двери и принимался злобно лаять. Как правило, его подозрения оказывались небеспочвенными: то стайка шумной молодежи у ограды раздухарится, то коллега на огонек заглянет… В остальном же это была добрейшая и верная животина, добросовестно несущая свою службу по охране ценного народного достояния. Официально Тюбик не стоял на довольствии, его подкармливали смотрительницы да ночные сторожа. Каждому, кто собирался на ночное дежурство, дома готовили два свертка: «на тебя и на Тюбика». В сторожке Тюбик запрыгивал на диван, ложился рядом с очередным «хозяином» и смотрел с ним вместе маленький, размером с буханку хлеба, телевизор. Помнится, в тот год шел чемпионат мира по футболу, кажется, в Мексике, и Тюбик охотно разделял со сторожами, казалось бы, столь далекие от него человеческие страсти… Кончилось все плачевно, если не сказать трагически. Рьяного защитника народного искусства в неравной схватке злобно растерзала бандитская свора бродячих собак, пробравшихся на музейный двор. Видимо, не простили «красному псу» преданного служения настоящему искусству.


Причем здесь Винокуров? А сам рассказал! Дело в том, что в свое время, в начале семидесятых, он подрабатывал в музее ночным охранником. Тогда с Тюбиком и познакомился. И телевизор вместе смотрели, и бутербродами с любительской колбасой делились… А теперь — поди ж ты: десятки картин закупил музей у своего бывшего сторожа! Персональные выставки устраивает. Знал бы Тюбик, из чьих рук ест!


Да… Где только и кем только Винокуров не побывал-не поработал: и в мордовских лесах служил, и куклы для знаменитого спектакля «Божественная комедия» чеканил, и на Байкале омуля ловил, и в подвальных мастерских сиживал… Жизненного опыта, в общем, поднабрался. Оттого и столь насыщенны его работы.


А еще Винокуров — «всехный» друг («у меня врагов нет, одни завистники!»), балагур и блестящий рассказчик.


Но об этом как-нибудь в другой раз.

Опубликовано: 29.11.18 (09:12) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Cоциум
Радий Хабиров признался, что и сам начинал трудовой путь с рабочей специальности.   Деревянных горок в этом году нет, но ребятня все равно довольна.  

Написать комментарий


AHOHC

Среди подписчиков газеты будет разыгран велосипед
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • Стороны обсудили вопросы укрепления взаимодействия, реализации совместных проектов, поддержки малого и среднего бизнеса в республике.
  • Наряду с конкурсантами из республики в них принимают участие студенты из Москвы, Липецка, Казани и Оренбурга, сообщает пресс-служба министерства образования РБ.
Соревнования будут проходить в Уфе, Стерлитамаке, Салавате, Октябрьском, Нефтекамске, Сиб
  • Соревнования начинающих профессионалов пройдут по 23 компетенциям: программные решения для бизнеса, веб-дизайн, сетевое и системное администрирование, инженерный дизайн CAD, предпринимательство, флористика, графический дизайн, воспитатель детей дошко

Вернуться