Издательство «Республика Башкортостан»

Обаяние рифмованного естества

Каким аршином измеряют труд поэта

В столицах осталась суетность, открылась душе красота...
В столицах осталась суетность, открылась душе красота...
Автор: Владимир ОГОРОДНИКОВ
Фото: Фаиль АБСАТАРОВ
версия для печати
В столицах осталась суетность, открылась душе красота...

Иногда совершаешь такие поступки, что не грех бы и покаяться, а душа почему-то противится. Не так давно я поступил некрасиво: был приглашен на круглый стол с руководителями научно-исследовательских институтов — умными, интересными людьми, но не усидел и… сбежал. Правда, недалеко — в соседний зал, куда ненадолго вышел Константин Скворцов, чтобы ответить на телефонный звонок. В конференц-зал он больше не вернулся: вместо космических полетов ближайшего будущего — тема, которую обсуждали ученые, мы с ним отправились в путешествие литературное. В компании, кстати, с летчиком-космонавтом Михаилом Борисовичем Корниенко.

Сопредседатель Союза писателей России Константин Васильевич в представлении вряд ли нуждается, разве только тем, кого захлестнули волны литературного безвкусия. Из-под его пера вышло два десятка драматических произведений в стихах, не говоря уже о поэтических сборниках. Он не обделен наградами, званиями. Кембриджский университет в 1992 году даже назвал его человеком года.

Награда, которойнет равных

К почестям у Скворцова отношение особое: считает, что талантливый писатель, даже несмотря на притеснение властей предержащие, останется в литературе, а пригретый правителями не будет счастлив. И рассказал вот о таком случае — почти притче.


— Однажды во время Аксаковского праздника я выступал в одной дальней деревне. Возле клуба увидел старушек на скамейке. У меня есть стихотворение про старух, я его и прочитал.


В глубинке русской посреди разрухи
У нищих окон, как у царских врат,
Сидели на завалинке старухи
И тихо пели, глядя на закат.
Ни радио хрипящего, ни света,
Ни вечных кур, ныряющих в пыли…
Остались только песни им… И это
Взамен молочных речек и земли.
В чужие дали уходило солнце.
В чужие клети сыпалось зерно…
На мой вопрос: и как же вам живется? —
Они глаза подняли озорно.
Святая Русь, не знавшая покоя,
Омытая слезами, как дождем,
Где б я еще услышать мог такое? —
Чего не доедим, то допоем!
То допоем!.. Так как же жил я, если
Мне знать доселе было не дано,
Что голова всему не хлеб, а песни,
Которые забыли мы давно?!
В глубинке русской над деревней робко
Вставало солнце алой пеленой…
Старушки пели песню неторопко,
И медленно вращался шар земной.


После того как я прочитал стихотворение, одна старушка встала и куда-то ушла. Думаю про себя: «Не понравилось». Через некоторое время она возвращается и протягивает мне в тряпочке горячие картофелины. «Возьми, — говорит, — милок. Больше у меня ничего нет». Вот это самая для меня высокая награда. Ордена, звания — они могут быть, а могут и не быть. А вот такая награда перевесит остальные.

Поэт — больше, чем должности и звания

Константи Скворцов довольно часто гостит в Башкирии. Не удивительно: почти земляк — вырос в Златоусте, учился в Челябинске. Очень ценит дружбу с Мустаем Каримом.


— Я об одном таком случае уже рассказывал журналистке вашей редакции. Давненько, правда. Как же ее фамилия?..


— Николенко, — подсказал я.


— Да, Ирина, — оживился Константин Васильевич. — Очень талантливая журналистка.


После такой оценки, прозвучавшей из уст литературного мэтра, я даже не стал расшифровывать диктофонную запись. Решил, что лучше процитирую Николенко. Пусть гордится: цитируют-то, как правило, классиков...


«Я на всю жизнь запомнил очень давнюю, очень морозную ночь в Уфе. Меня, сильно молодого, провожали Мустай Карим и Муса Гали. Поезд задерживается, мороз крепчает, Мустафа Сафич в легкой дубленочке… Я начал нервничать. Уже не прошу, требую: «Идите, сам уеду!». Мустай Карим меня оборвал: «Знаешь что?! Это ты из Челябинска можешь провожать меня как хочешь, а мне позволь проводить тебя так, как считаю должным».


И до утра они с вокзала так и не ушли.


Мустай Карим немало нравственных уроков дал мне в жизни. Первый — это его визитка, на которой было написано только одно: поэт. А у меня — собраны все членства и заслуги. С тех пор я ничего лишнего про себя стараюсь не писать.


После смерти его мамы мы встретились в Москве в ЦДЛ, и он мне рассказывал, как она умирала: концы платочка аккуратно завязала на два узелка. И выдохнула. И ушла. И так он об этом рассказывал! Ей 106 лет было, такая труженица. Как много в нас от родителей зависит. А сейчас зачастую безжалостно обрубают свои же корни…»


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

— Пока был рядом Мустай Карим, мы не осознавали этой великой милости — быть его современниками. А ушел — и как шапку с республики сняли.

Как молитва в памяти строчки

Анна Ахматова, с которой начинающему поэту довелось быть знакомым, наставляла его: если поэт не знает свои стихи, как молитву, читает по бумажке, то никому они не нужны. Свои стихи Константин Васильевич готов читать, кажется, сутки напролет, хотя я прошу его вспомнить только те строки, что связаны с Башкирией.


Не знаю, изучают ли сегодня в школах лирику поэтов, чьи произведения имеют хотя бы географическую привязку? Боюсь, что нет. Но могу подсказать хотя бы парочку тем для факультативных занятий (или как они сейчас именуются в учреждениях, оказывающих «образовательные услуги»?). Ну вот хотя бы для школ Салаватского района:


Мы, брат, немолоды уже,
Но почему же на душе
Так мало весен?
И почему так тянет нас
В столицу детства, в Малояз,
Под скрипы весел?..


Когда-то в Аксаковской гимназии Константин Скворцов прочитал ребятам стихотворение «Чибис» и очень их растрогал трепетным отношением ко всему живому в природе. Испытали ли эти чувства ребята из Мелеузовского района — ведь строчки этого произведения родились на берегу Нугуша?


Над уснувшим заливом,
над чистой водою Нугуша
Разрезая беззвучно
высоких небес синеву,
Родового закона
жестоких отцов не нарушив,
Черный ястреб снарядом
в зеленую падал траву.

Курчатовский урок

После окончания школы Константин Скворцов поехал в Москву «поступать на артиста». Ночевал на железнодорожном вокзале. Пока милиционер не шуганул. Папа, предвосхищая подобное развитие событий, снабдил адресом давнего знакомого: когда, мол, станет совсем невмоготу, поможет.


Отправился «изгнанник» на другой конец столицы. Дверь в квартиру открыл бородатый дядька. Обрадовался: «Заходи, земляк! Да ты еще и гостинцы привез — дикую землянику, собранную на таежных полянках!..»


Так он и жил несколько дней у папиного знакомого, приютившего абитуриента. Артистом, однако, не стал, вернулся домой. А много позже узнал, что хозяином московской квартиры был… академик Курчатов!


Это был бесценный урок скромности, который преподал человек с мировым именем.

Напутствие однокашника

В челябинский институт механизации и электрификации сельского хозяйства поступил, отправившись на вступительные экзамены «за компанию» со сверстниками, толком не подозревая, что за профессию выбрал. Когда пришел вызов, схватился за голову: «Папа, что ж мне теперь всю жизнь придется быкам хвосты крутить?». Отец упокоил: «Главное — высшее образование получить». Такая была раньше установка.


Став студентом сльхозвуза, решил: ну и хорошо, что не актер. Лучше быть режиссером — это престижнее: что он скажет, то все на сцене или съемочной площадке и делают. Но и этим планам не суждено было сбыться.


На втором курсе такой же студент Иван Бледных вручил ему книгу «Драматическая поэзия» Г. В. Ф. Гегеля: «Вот это твое! Ниша пуста. Ты должен заполнить ее».


Прозорливым оказался будущий ректор университета, академик, приложив ручку к сохранению драматической поэзии, почти исчезающего жанра литературы.

Сказано!

У нас есть как бы две культуры: одна, которая насаждается на русскую почву, а другая, которая живет в народе и сопротивляется насилию. Сколько ни выходит сегодня книг стихотворных, но самый любимый поэт — Николай Рубцов. А самый покупаемый в мире — Сергей Есенин.

Был случай

На семинаре молодых писателей в одном сибирском городе порывом ветра распахнуло окно, и листочки со стихами разлетелись по аудитории. Все соскочили, стали искать свои творения и запутались — каждый про бабье лето написал. Люди разные, а тема одна, названия схожие. А вот один поэт написал: «Вижу: сын пахаря ходит в министрах. А в министрах я пахаря что-то не вижу». Для советской поры это было так остро!.. Остальные про бабье лето кропали. Так в бабье лето и канули, растворились в природе.

Кстати

На стихи Константина Скворцова написаны многие песни. Его драматургические пьесы в стихах ставят во многих российских городах, он лауреат более десятка российских и международных литературных премий, в том числе и премии имени С. Т. Аксакова.


В Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе на щите и мече высечены его строки:

 

Россияне! Не уроним чести
И плечом к плечу сомкнемся впредь.
Выстоять дано нам только вместе,
Порознь — только умереть...
Опубликовано: 29.11.18 (09:13) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Cоциум
Радий Хабиров признался, что и сам начинал трудовой путь с рабочей специальности.   Деревянных горок в этом году нет, но ребятня все равно довольна.  

Написать комментарий

Владимир2018-11-29 10:30:52
Как занятно всё получилось: поэты и писатели, мало признанные и совсем плохо признанные, с остервенением подкапывали и рушили стены социализма, фундамент Советского Союза в надежде и расчетё на всемирную славу и сытую красивую жизнь в образе освобождённых от пут коммунизма... Но где они теперь, самозваные инженеры душ человеческих? И кто они теперь? И какова ширина мира. в котором их почитают, признают? Новой власти не нужны, своими читателями не обзавелись... При социализме им было как бы плохо, а при буржуях--совсем никак! И пожаловаться некому! Такова цена любому духовному предательству.

AHOHC

Среди подписчиков газеты будет разыгран велосипед
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • Стороны обсудили вопросы укрепления взаимодействия, реализации совместных проектов, поддержки малого и среднего бизнеса в республике.
  • Наряду с конкурсантами из республики в них принимают участие студенты из Москвы, Липецка, Казани и Оренбурга, сообщает пресс-служба министерства образования РБ.
Соревнования будут проходить в Уфе, Стерлитамаке, Салавате, Октябрьском, Нефтекамске, Сиб

Вернуться