Издательство «Республика Башкортостан»

Роман на всю жизнь

Его герои, башкирские художники, вполне могут стать брендом республики, уверен Наиль Махмутов

версия для печати

Еще в начале года состоялось награждение победителей одного из самых масштабных творческих проектов республики «Любимые художники Башкортостана»: лучших мастеров кисти выбирали жители республики, проголосовав в интернете, где каждый живописец представил свое творение. Впрочем, задумка неожиданно быстро вышла за границы Башкирии.

Думается, за тем или иным явлением практически всегда стоит личность. Умеющая организовывать, упорно доводить дело до конца да и просто выбивать под свою идею финансы. У вышеупомянутого проекта счастливая судьба — такой человек нашелся: его автором и вдохновителем стал Наиль Махмутов.

Как он, начальник отдела промбезопасности одного из уфимских предприятий, совмещает основную работу с разного рода креативными задумками? О великовозрастном студенте, о том, что творилось в полночь на башкирском телевидении, о музыке «на костях» Махмутов рассказывает журналисту «РБ».

Колбаса и немцы

— Наиль, впечатление такое, что вы всю жизнь следуете завету Ильича: учиться, учиться и учиться. Из родного Стерлибашево — на юридический, экономический, в УГНТУ… Это по родительским стопам?


— Родители у меня простые: мама — бухгалтер, папа — инженер по сельхозтехнике. А на юридический я пошел неслучайно: когда служил в армии, меня избрали народным заседателем в суде. Не знаю, за какие заслуги, — может, почерк красивый, — а писать надо было много.


Кстати, когда поступал на юридический, там был самый большой конкурс, а желающих пойти в нефтяной было совсем мало. Брали даже с тройками. Зато спустя годы все стало с точностью до наоборот. Мне поступать было несложно: уже в этой каше «поварился». Надо было знать все работы Ленина, а меня это не пугало. Просто как-то пришлось подтягивать одного обормота из «золотой молодежи» и пока я ему эти работы по сто раз пересказывал, все запомнил назубок.


Когда закончил юрфак, меня распределили в Иглино на должность помощника прокурора. Приехал туда 1 июня 1989 года, а четвертого числа произошел тот самый страшный взрыв поездов под Улу-Теляком. И меня отправили туда. Лежат люди, кричат от боли. Там ведь и дети умирали. Это был жуткий стресс, я не мог спать. И сказал себе: «Наиль, это не твое. Всю жизнь на такое ты смотреть не сможешь».


Но после вуза тогда надо было отработать три года. К счастью, с такими трагическими случаями больше не сталкивался.


Я активно участвовал во всех общественных мероприятиях, и от шести районов был избран делегатом на съезд комсомола. В Москве-то я и прочувствовал, что скоро востребованной станет профессия экономиста. Учился заочно, 18 лет работал на заводе «Уфаоргсинтез». Сначала экономистом, затем начальником отдела. А потом руководство решило, что образование у всех должно быть профильным. Мне было уже за 40, но пришлось поступить в нефтяной — доучиваться. Вообще, неловко получилось: я тогда уже и кандидатскую защитил, а за одной партой со студентами сидел. Когда первый раз на экзамен пришел, все встали: решили, что педагог зашел.


— Вы так любили свою школу, что даже книгу о ней написали?


— Я приехал в Стерлибашево через 25 лет после выпуска. Смотрю, учителя все новые. И ни одной фотографии тех педагогов, что нас учили. Зашел к директрисе, говорю: «А что ж мои преподаватели? Их как будто не было». Буквально за два месяца собрали основную информацию: многих уже не было в живых, о них рассказывали дети, даже из Красноярска дочка нашего педагога прислала орден Трудового Красного Знамени, принадлежавший ее маме. Сборник раздали всем, приехавшим на 25-летие своего выпуска.


И началось. Приезжаю в село и слышу: «Наиль, а что ж только про своих учителей написал? Были и другие, не хуже». Мы скооперировались с завучем Владимиром Галеевым и издали вторую книгу. Я во вкус вошел и решил кроме фотографий учителей выпускные фотографии школьников собрать. Тексты писали всем миром: я, педагоги, дети учителей. Литературно не обрабатывали, все по-простому. Тем, наверное, книга и интересна. Там обо всем. Например, дежурный должен был воду принести, печку растопить, порядок в классе навести. И дрова сами заготавливали — школьники 5 — 7-х классов ездили за ними на телеге в лес.


Мы издали уже и третью книгу, в которой собрали все выпуски.


— Ваш «роман с книгой» на этом не закончился.


— Потом были три книги о стройотрядах. Первая появилась в 2006 году — это личные воспоминания о трудовом семестре в Нефтекамске, где строили «Башсельмаш» и Кармановскую ГРЭС.


Отряд был интернациональным — с нами работали ребята из Германии. Общались на полуанглийском, полубашкирском, полунемецком языках. К концу семестра немцы изрядно обрусели. Если вначале просьба принести кирпичи вгоняла их в ступор, поскольку им надо было точно сказать, сколько, то вскоре этот вопрос уже никого не смущал. Долго присматривались к гречке — оказывается, в Германии ею только лошадей кормят. Привезли с собой колбасу, развесили на окне на веревочке и с немецкой педантичностью разметили рисочками. 30 дней — 30 рисок. Что такое «отрезать на глаз» — этого они в толк взять долго не могли.

Музыка на костях

— Нынче в вашем творческом багаже уже 13 сборников. Как вы темы находите?


— Да, можно сказать, они сами меня находят. Как, например, со сборником «По следам легенд уфимского рок-н-ролла. Юрий Шевчук и «ДДТ» получилось? Когда учился, подружился со звукорежиссером башкирского телевидения Игорем Верещаком.

 

Звукорежиссеров вообще-то было восемь, но все наши артисты рвались записываться у него. Чутье у Игоря какое-то врожденное было.


Я у него кого только не встречал: Назифу Кадырову, Идриса Газиева, Рима Хасанова…


И вот однажды он мне говорит: «Хочешь послушать то, что никогда не слышал? Приходи ночью». Пока я отвлекал охранников, Игорь провел той ночью на режимный объект целую банду бородатых личностей. Это и был Шевчук со своими ребятами, тогда мало кому знакомый, но уже запрещенный. Так на башкирском телевидении был записан первый альбом Шевчука.


Но кто-то стуканул на Игоря. Его пришли брать. Милиционеры на вахте предупредили его по внутренней связи. Игорь закрыл наглухо двери и сжег пленку в унитазе. Запах у пленки едкий: когда он двери открыл, те, что за ним пришли, все поняли, но доказательств не было. Игоря просто уволили. Он уехал из Башкирии. Сейчас живет в Москве, работает на ОРТ звукорежиссером, фильмы свои снимает.


Я передружился со всеми музыкантами. Как-то встретил меня Рустэм Асанбаев из первого состава ДДТ: «Ты тут про стройотряды пишешь. А когда про нас?» В один из приездов в Уфу Шевчука Рустэм меня и сосватал как автора будущей книги. Шевчук, правда, сначала открещивался: «Что про меня писать? Уже шесть книг есть». Но я написал несколько главок и отправил ему. Месяц проходит, два. И вдруг Шевчук без лишних слов присылает мне архивные фотографии. Это значило: «Пиши уж».


В книге, конечно, не только про ДДТ. Я ведь начал аж с 60-х годов, с самой первой группы «Кузнецы грома», с музыки «на костях». Так называли песни, записанные на рентгеновских снимках. В 67-м появились «Красные кресты», их руководитель Радик Курамшин учил Шевчука играть на гитаре. О, как все переплетено.


Потом случилась книга об авторской песне. Тут протянулась другая цепочка: Шевчук — Эльшад Теляшев, который его первые концерты в нефтяном организовывал, и сейчас очень поддерживает авторскую песню.


— На издание нужны средства. Кто вам помогает?


— Друзья. Нахожу понимающих спонсоров. Сейчас собираю деньги на призы победителям проекта «Любимые художники Башкортостана». Магазины специализированные идут навстречу — для них это в какой-то степени реклама. Один из спонсоров организовал летом марафон симфонической музыки в 14 городах, за свой счет напечатал на баннерах работы местных художников и вывесил на марафоне: человек идет на концерт и попутно знакомится с художниками своего района. Этот же спонсор бесплатно ролики о живописцах снимает, а ролик 50 тысяч, между прочим, стоит. Когда проходила презентация книги о роке, Шевчук всем нашим спонсорам ее подписал — приятно же, и погордиться повод есть.

Узнал художника — прыгнул с парашютом

— Самый масштабный ваш проект, наверное, «Любимые художники Башкортостана». Как пришла в голову эта идея? Вы сами признавались, что совершенно не разбираетесь в живописи.


— Тут тоже все связано: Расих Ахметвалиев, например, сокурсник Шевчука. Рустэм Асанбаев тоже был художником. Когда проходила презентация книги о роке, весь курс Шевчука пришел. Многих я знал. И услышал знакомый вопрос: «А когда про нас напишешь?».


— Ну, сейчас вы точно поднаторели в вопросах искусства. Как оцениваете художников Башкирии в целом?


— Они очень востребованы не только в республике, но и во всей России. Не слышно ведь про оренбургскую школу или пермскую, челябинскую. У нас две сильные школы — башкирская и екатеринбургская, наряду с московской и петербургской. У нас сильные мастера-основатели — Бурзянцев, Ситдикова, Тюлькин, Давлеткильдеев.


Башкирские художники — бренд республики не хуже меда. Другое дело, что наши живописцы не раскручены должным образом.


— Вы постоянно ездите с этим проектом по районам — что дают эти поездки?


— Уже 26 проехали. Считаю, это самый важный аспект проекта. Ведь в районах не знают даже своих художников.


Мы приезжаем, заранее готовим баннер с работами местных живописцев, обязательно используем музыкальный ряд, созвучный картинам, договариваемся с нашими композиторами насчет авторских прав. Администрация бесплатно предоставляет клуб, приглашаем художников, каждый рассказывает о себе, своем творчестве. Приходят его соседи, друзья, родственники — и удивляются: а мы-то и не знали!


Например, в Федоровке живет Анвар Кашаев, прекрасный мастер. На встрече его сосед спросил: «Анвар, а помнишь, как в восьмом классе ты для столовой картину написал?». Замечательная история тогда случилась. Из Уфы пригласили художника нарисовать для школьной столовой картину. Он попросил помощника: козлы перетаскивать, краски мешать. К нему прикрепили Анвара. Но художник поддался известной слабости. День, два из запоя не выходит. Анвар между тем в школу приходит, подрисует что-нибудь. Так за месяц картину и закончил. Ему выдали зарплату — тысячу рублей, огромные деньги. Еле от волнения домой донес. Отец сразу: «Где украл? Неси обратно, у нас в семье воров не было». Анвар ему пытается объяснить, отец не верит. Пошли к директору, который сурового папу успокоил. Вот такие интересные моменты во время встреч выскакивают.


— На сайте «Любимые художники Башкортостана» запущен квест «Узнай работы художника». Есть результаты, победители?


— Участвует в нем очень активно в основном молодежь. Победители уже несколько раз сходили в кино, посидели в ресторане, с парашютом прыгнули, косметику получили, на самолете слетали.


Мне нравится, что во время прохождения квеста участники знакомятся с работами наших художников, кого-то цепляет не только приз, но и творчество. Вот вам новый любитель живописи, который, может быть, и по галереям-то никогда не ходил, а тут увлекся.


— Каким вы видите будущее проекта?


— В декабре состоится презентация книги. Туда вошли работы 59 художников: 20 победителей, а также «легенд», «мастеров» и «самородков», которые победителями не стали. Будут небольшие очерки — про самородков, кстати, никто никогда не писал.


До нового года мы объедем оставшиеся районы, соберем информацию практически обо всех художниках республики. Сейчас их у нас 80 человек, может, еще 40 — 50 прибавится. На этом количественную часть закрываем и начинаем работать на качество: организовывать выставки, продвигать наших авторов на телевидение, в интернете, писать, рассказывать о них. А сайт будет продолжать свою работу: он востребован.

Опубликовано: 27.11.18 (09:11) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
Год театра призван не только решить наболевшие проблемы, но и стать красивой акцией.    

Написать комментарий


AHOHC

Среди подписчиков газеты будет разыгран велосипед
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • История популярного соревнования дизайнеров насчитывает почти десять лет и с каждым годом растет его популярность и география. 
Организаторами конкурса выступила Башкирская выставочная компания при поддержке Управления по предпринимательству, потреби
  • Основой для книги стал социальный некоммерческий интернет-проект «Любимые художники Башкирии»

Вернуться