Издательство «Республика Башкортостан»

«Страстотерпец цензуры» Иван Аксаков

«Силу мнения — народу, силу власти — царю». Это утверждение писатель отстаивал всю жизнь

«Честен, как Аксаков», — говорили про Ивана Сергеевича.
«Честен, как Аксаков», — говорили про Ивана Сергеевича.
Автор: Елена ШАРОВА
Фото: электронные СМИ
версия для печати
«Честен, как Аксаков», — говорили про Ивана Сергеевича.

Нынешние Аксаковские праздники помимо торжеств, связанных с именем нашего великого земляка, прошли также под знаком юбилея — 195-летия со дня рождения сына писателя Ивана. Собственно, все его дети были отмечены тем или иным талантом, но Иван Сергеевич выделяется даже среди них — характером, литературным дарованием, честностью. 

Оллина, дочь турчанки и генерала

Мог ли быть иным писатель, родившийся в семье, в которой горела неугасимым огнем истинная, единственная на все времена любовь. Его отец, некогда молодой человек Сергей Аксаков, был интеллигентен, обаятелен, симпатичен, но своей настырностью и частыми визитами сумел-таки нарушить покой, царивший в семье генерала Замятина. Суровый генерал воспитывал красавицу — дочку Ольгу, родившуюся во время похода суворовской армии в Польшу. Жена Замятина турчанка Игель-Сюма, взятая в плен при осаде Очакова, умерла рано, в 30 лет, и отец, как мог, пытался ее заменить. Любимым занятием было чтение — военной и исторической литературы, газет.

 

Сергей ночи напролет писал стихи, а слово очень ценилось в семье генерала. Молодые были обвенчаны в 1816 году. Вскоре появился первенец — Константин. Ольга Семеновна родила десятерых детей, по данным генеалога Александра Сиверса, но четверо из них умерли почти сразу же после рождения, самым же сильным ударом стала смерть семнадцатилетнего Михаила. Он был подвижным, остроумным, радовал родителей музыкальными способностями. Умер в Петербурге, куда отец отвез его поступать в Пажеский корпус. Удар был жесток. Сергей Тимофеевич очень боялся за Оллину – так ласково он называл супругу, — но дочь боевого генерала не только смогла оправиться от утраты, но и сохранила необыкновенное тепло и гармонию, царившие в семье.

 

Был, например, у них 30 ноября праздник Вячка – в честь забытого русского витязя, выбросившегося из башни осажденного немцами города. В этот день сыновья Сергея Тимофеевича обряжались в железные латы и шлемы, дочери — надевали сарафаны, водили хороводы и пели песню, сочиненную Константином. Сами Аксаковы вели свой род от знатного варяга Шимона, племянника короля норвежского Гакона Слепого, прибывшего в Киев в 1027 году с дружиной и построившего в Киево-Печерской лавре церковь Успения, где он и был погребен. История о Шимоне открывает знаменитый «Киево-Печерский патерик» — памятник древнерусской литературы XII века.

Третий сын

А в 1823 году в селе Надежино (бывшее Куроедово) Белебеевского уезда родился третий сын — Иван. Нетрудно узнать место, где он провел свои детские годы: в аксаковской повести «Детские годы Багрова-внука» это «лежащее на низменности богатое село Парашино, с каменной церковью и небольшим прудом в овраге».

 

Ивана увезли в Москву, когда ему было около трех лет. В отличие от Константина, он рос молчаливым, сосредоточенным в себе. С 10 лет читал газеты, внимательно следил за политическими событиями в Европе. Для семейства Аксаковых это не было чем-то необыкновенным — дети, проникаясь интересами старших, взрослели рано. Всякое культурное событие, книжная новинка немедленно делались достоянием всей семьи. Как вспоминал Иван, в письмах к еще несовершеннолетним сыновьям Сергей Тимофеевич называл их «мой сын и друг» и сам подписывался «твой друг и отец». Он и был истинным другом, действовал не только авторитетом, но гораздо больше разумным сочувствием.

 

В 1838 году вслед за Григорием Иван блестяще выдержал экзамены в Петербургское Императорское училище правоведения, где готовили кадры для высшей администрации. Об уровне преподавания в училище можно судить по строкам Ивана Сергеевича: «Мне хотелось бы каждый день быть полезным членом общества, и полезным не в одном своем околотке». После выпуска он недолго шуршал бумагами в департаменте Правительствующего Сената в Москве — уже через два года писал письма домашним из Астраханской губернии, куда был направлен с ревизией.

 

Как чиновник Аксаков представлял редкое явление. Около года, по воспоминаниям сослуживца барона Бюлера двадцатилетний юноша по 15—16 часов в сутки сидел над документами. При этом дважды в неделю умудрялся отправлять пространные письма родным. Эти письма — сокровище для этнографа, историка, фольклориста, психолога, своеобразный дневник, писательские заготовки. И «только по окончании служебных дел, как бы для отдохновения и забавы, он принимался за стихи».

 

Астрахань стала для Ивана первым уроком настоящей жизни, и он показал себя в этой школе лучшим учеником, сделав выводы, неожиданные для столь юного чиновника. Чисто практические: «Сделавшись губернатором хоть здесь, я оградил бы крепкими валами город от наводнения, углубил бы дно Волги, очистил бы ее фарватер, завел бы пароходство, участил бы торговые отношения с Персиею». И философские: «Равнодушие и лень, лень и равнодушие — вот главные черты образованного класса, но они не должны иметь места в душе не пошлой».

«Призови, прочти, вразуми и отпусти»

После Астрахани Аксаков получил назначение в Калугу товарищем председателя уголовной палаты. И калужские письма Ивана поражают точностью характеристик, резкостью едких замечаний: «молодежь, беспечная, равнодушная, не тревожимая никаким интересом национальным или хоть общечеловеческим, годящаяся только на подтопку!»

 

Примерно в то же время в молодом человеке проснулись папины гены: на свет мог родиться его первый сборник стихов. Мог бы! Но цензура тоже не дремала и сочла его мистерию «Жизнь чиновника» и стихи исключительно крамольными. Судите сами: «Ваше царство пасть готово, ваше благо — вред и ложь, ваш закон — пустое слово, ваша деятельность — тож!» Впрочем, Иван к своим виршам относился как к баловству и трепетал перед Тютчевым. Мнение Николая Некрасова, видимо, в счет не шло: «Давно не слышалось в русской литературе такого благородного, строгого и сильного голоса».


А в 1848 году он стал чиновником особых поручений при министерстве внутренних дел и тотчас же выхлопотал себе командировку в Бессарабию по делам раскольничьим. Донесения его начальству отличались правдивостью и изяществом изложения.

 

В марте 1849 года был заключен в Петропавловскую крепость друг Аксаковых славянофил Юрий Самарин. Через две недели арестовали и Ивана, имевшего неосторожность во вскрытых полицией письмах возмущаться его арестом. Впрочем, Николай I мягко отнесся к молодому бунтарю. Как вспоминал Аксаков, «государь сам занялся рассмотрением моих ответов на предложенные мне вопросы, написал некоторые замечания, возражения и опровержения моих мнений и, отсылая эту тетрадь к графу Орлову, написал ему: «Призови, прочти, вразуми и отпусти». 

 

Аксакова отпустили под тайный полицейский надзор, отправив от греха подальше в Ярославль — для изучения раскольнической секты бегунов. Бродяжничество, исповедуемое сектой, давно интересовало Аксакова, бродяга — главный герой его одноименной поэмы. Поэма, к слову, вызвала повышенный интерес не только у Гоголя, отметившего «прекрасный стих, тонкую наблюдательность» автора, но и у начальника Аксакова, министра внутренних дел Льва Перовского. Ознакомившись со стихотворным опытом подчиненного, граф вынес вердикт: «Оставаясь на службе, прекратить авторские труды».

Из журнала — на войну

Иван Сергеевич выбирал между творчеством и службой недолго: он принял предложение предпринимателя — славянофила Кошелева редактировать журнал «Московский сборник». «Сборник» вызвал нездоровое любопытство у Третьего отделения. А Иван Аксаков прочно занял место в ряду неблагонадежных личностей — и талантливых писателей.

 

От столь мирного занятия Ивана оторвала война — Крымская. Аксаков записался в Московское ополчение в должности казначея и квартирмейстера и укатил в Бессарабию. Предельно дотошный, бдительный, не умеющий лгать и притворяться, он пишет домой: «Ах, как невыносимо тяжело порою жить в России, в этой вонючей среде грязи, пошлости, лжи, обманов, злоупотреблений, добрых малых мерзавцев, хлебосолов-взяточников, гостеприимных плутов — отцов и благодетелей взяточников!» Отчет Аксакова о расходовании казенных денег командующий ополчением подписать отказался. Но интенданта, обладающего столь редким качеством как честность, заметили и переправили в Крым – как члена следственной комиссии по расследованию недавних беспорядков в продовольственном снабжении войск.

«Дети Аксакова»

Западные идеи, запавшие в душу тогдашней российской интеллигенции, пришлись Ивану Сергеевичу не по вкусу, и чтобы понять, откуда ветер дует, он уехал за границу.

 

С 1859 года в жизни Ивана началась черная полоса: умер отец, за ним добровольно, как считал Аксаков, ушел из жизни тяжело заболевший брат Константин. После недолгого редакторства Ивана Сергеевича прекратил существование журнал «Русская беседа», на втором номере закрыта издаваемая им газета «Парус». Впору опустить руки — но это не про Ивана Аксакова. Свою новую газету «День» он пытается сделать голосом земства. Однако и «День» продлился лишь четыре года: в славянофилах власть видела опасность не меньшую, чем в революционерах.

 

Судьба улыбнулась неблагонадежному журналисту с другой стороны: после четырехлетней переписки Аксаков женился на Анне Тютчевой, дочери поэта и дипломата Фёдора Тютчева, бывшей фрейлине императрицы Марии Александровны. Иван Сергеевич писал: «Я не мог предполагать, чтоб между двором со всей его роскошью и этой девушкой, прожившей 12 лет при дворе, было так мало общего. Жена моя, даром что родилась и воспитывалась до 17 лет в Германии, такая славянофилка, что сдается мне — с любовью усыновлена она миром дорогих наших душ». Наверное, семейное счастье передается по наследству. После свадьбы молодые уехали в Абрамцево — Москва и тогда была городом недешевым, а «День» оставил двенадцатитысячные долги.

 

Примерно в то же время не привыкший сидеть сложа руки Аксаков возглавил Московский славянский комитет, занимающийся помощью Сербии и Черногории в борьбе против турецкого владычества. Он же стал застрельщиком сбора средств для болгарских дружин во время русско-турецкой войн. Благодарные болгары называли своих ополченцев «детьми Аксакова»: собственно, военная форма для них – «пехотная болгарка» – была предложена им.

 

Кстати, в Болгарии его кандидатуру даже выдвинули на болгарский престол, а уж имя Ивана Сергеевича носит не одна болгарская улица.


Между тем Аксаков вновь взялся за перо: в 1880 году вышла в свет издаваемая им газета «Русь», в которой редактор повел бескомпромиссную борьбу с либеральной интеллигенцией. «Русь» тоже прожила недолго. В 1885 году Иван Сергеевич пишет: «Как трудно живется на Руси! Есть какое-то чувство нравственного измора, которое мешает жить, не дает установиться гармонии духа и тела. …Беда нас русских: мы много говорим о России, ее будущем, но мало делаем». «Русь», «Москвич», «Москва», «День», «Парус» — его газеты настолько часто преследовались властями и закрывались, что Аксакова называли «страстотерпцем цензуры любых направлений и эпох».

 

И зимой 1886 года Иван Сергеевич, страдавший сердцем – во всех смыслах слова — ушел туда, где его ждали «отесенька» (отец), любимые братья. «Его похоронили как продолжателя дела Сергия Радонежского в Троице-Сергиевой лавре, — рассказывал писатель, директор мемориального Дома-музея С. Т. Аксакова Михаил Чванов. – И никто больше из «мирских», кажется, не был удостоен этой чести». Император Александр III откликнулся на смерть писателя, направив телеграмму его вдове: «Императрица и Я с душевным прискорбием узнали о внезапной смерти вашего мужа, которого уважали как честного человека и преданного русским интересам». Проститься с ним вышли около ста тысяч человек.

 

«Честен как Аксаков» ‑ говорили про Ивана Сергеевича. А один из его современников отмечал, что ощущает себя русским в трех случаях: когда слушает древние песнопения, русскую народную песню и читает статьи Ивана Аксакова.

Опубликовано: 23.11.18 (09:07) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
Год театра призван не только решить наболевшие проблемы, но и стать красивой акцией.    

Написать комментарий


AHOHC

Среди подписчиков газеты будет разыгран велосипед
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • История популярного соревнования дизайнеров насчитывает почти десять лет и с каждым годом растет его популярность и география. 
Организаторами конкурса выступила Башкирская выставочная компания при поддержке Управления по предпринимательству, потреби
  • Основой для книги стал социальный некоммерческий интернет-проект «Любимые художники Башкирии»

Вернуться