Бренд ничто, имя всё

Пасечники республики больше уповают на собственный имидж, чем на запатентованное название
версия для печати
6 | 6

В медийном пространстве региона широко обсуждается новость о демонополизации бренда «башкирский мед». Одна из частных компаний после долгих судебных разбирательств сумела получить свидетельство о праве на использование бренда, подразумевая территориальную принадлежность сладкого продукта.

 

До этого единственным обладателем патента был Башкирский научно-исследовательский центр по пчеловодству и апитерапии (БНИЦ), а другим пчеловодам за использование бренда грозили санкции.


Победа в суде компания, сумевшая получить свидетельство, представила как глобальное событие. По мнению гендиректора фирмы Сергея Мулюкова, «это поможет созданию здоровой конкуренции». Ведь теперь пасечники, работающие в республике, могут смело называть свой мед башкирским.


У гендиректора БНИЦ Амира Ишемгулова на этот счет свое мнение. Он предполагает, что главной целью компании, лишившей их монополии на бренд, является использование свидетельства для своих коммерческих целей.


— Эта организация скорее всего не собирается заниматься производством башкирского меда на территории республики, а ведь именно это является одним из условий получения свидетельства, — говорит Амир Ишемгулов. — Ее цель лишь продавать продукт под известной маркой. И вот почему я так думаю: в сводной информации о деятельности компании отмечено, что она не предоставляет бухгалтерскую отчетность и ничего не производит. А один из ее учредителей прописан в Московской области.


По мнению А. Ишемгулова, после такого прецедента существует угроза масштабной фальсификации башкирского меда. «Ушлые коммерсанты могут начать поставки на мировой рынок меда, собранного в Узбекистане, Таджикистане, Китае, в других республиках и странах, присвоив ему раскрученный бренд «башкирский мед», — считает он. Это затруднит реализацию настоящего башкирского продукта на российском и мировом рынках, так как он не сможет конкурировать по цене с дешевым, низкосортным медом, утверждает гендиректор БНИЦ.


Между тем другой эксперт отрасли Ришат Галеев считает, что по сути то же самое мог делать раньше и сам центр по пчеловодству и апитерапии.


— Их пасеки производят всего пару тонн меда, — говорит он. — Остальное они также собирают у разных пчеловодов. Кто даст гарантию, что мед действительно башкирский?


Как отметил эксперт, демонополизировать бренд могли и раньше. Попытки делались давно, но не удавалось справиться с мощным лобби во властных структурах, которые стояли на стороне БНИЦ. Нынче это получилось, и теперь по закону взять свидетельство и пользоваться брендом смогут 8 — 11 компаний (но никак не все пчеловоды республики, как сообщали СМИ — ред.).


У пчеловода Вениамина Зайниева большая пасека на 150 пчелосемей в Мишкинском районе. И он особых эмоций по поводу демонополизации продукта не испытывает, хотя и продает много меда за пределы республики.


— Несколько лет назад я в Москве продавал свою продукцию под брендом «башкирский мед», — говорит он. — Но потом меня успели предупредить: мол, у Ишемгулова сильные юристы. Тогда я стал продавать его как мед из Башкирии от Вениамина. И ни в чем не потерял. Главное ведь зарекомендовать себя как поставщика качественного продукта. А я перепродажей не занимаюсь. Весь мед мой, с собственной пасеки. Рядом и липовый лес, и цветочные луга, и донниковое поле. Поэтому ассортимент у меня богатый. Препаратов я не использую, мед не грею для придания ему хорошего товарного вида. На ярмарке я еще и фотографии с пасеки выставляю — для доказательства.

 

Справка


В Башкортостане в хозяйствах всех форм собственности насчитывается 357 тыс. пчелиных семей. Основная их доля приходится на частный сектор — 301 тыс. (84%), крестьянско-фермерские хозяйства — 42 тысячи (12%), в сельхозпредприятиях насчитывается 14 тыс. пчелосемей (4%). В минувшем году в регионе произведено 11 тыс. тонн валового меда, в том числе 5,4 тыс. тонн товарного меда.

 

По мнению Зайниева, истинные ценители меда — люди дотошные. Отнесут мед в лабораторию и узнают о нем все. В том числе грели его или нет, ведь при высокой температуре продукт выделяет токсичное вещество. Нынче пасечник отправил полтонны меда в Дагестан, покупатели довольны остались, еще просят.


Аналогичного мнения придерживается и стерлибашевский пчеловод Тагир Хайруллин. В деревне Халикеево, где и расположена его пасека, пчел держат в каждом втором дворе. А все потому, что природа здесь отменная, считает Хайруллин.


— Еще весной пчелы начинают собирать нектар с мать-и-мачехи, потом на вербу переходят, — говорит он. — А там и другие медоносы начинают цвести. Потому мед у нас ценный, что настоящий, природный, с самых лучших в мире медоносов.


Рассказывать о своей пасеке Хайруллин может часами. Здесь у него омшаник, здесь мастерская, там лаборатория… А с какой любовью он к пчелам относится! Даже когда внуки приезжают, Хайруллин учит их любить этих удивительных насекомых. «Упала пчела, не давите, бережно возьмите на ладошки и отнесите к улью, добрых людей они не трогают», — учит он детишек. Такое отношение к пчелам — это, наверное, главная отличительная черта настоящих башкирских пчеловодов, которые и дают на рынок качественный мед.


— Мне все равно, можно его называть башкирским или нет, — говорит Тагир Хайруллин. — Людей больше интересует, с какого он медоноса — липовый, цветочный, гречишный или донниковый. А еще — имя пасечника. Берут чаще у знакомых и денег не жалеют. И мы, владельцы маленьких пасек, в основном свой мед знакомым продаем. Поэтому мухлевать не умеем.


Вообще эксперты уверены, что в регионе сформирован правильный рынок меда. Основная масса любителей не ходит по супермаркетам, а берет продукт напрямую у пасечников. За хорошую цену. Поэтому пчеловодам нет смысла фальсифицировать мед. Себе дороже обойдется. А борьба за бренд — потребность крупных оптовиков, поставляющих продукт за пределы региона и на экспорт.


— Их будут строго контролировать, чтобы не было попыток поставлять фальшивый мед под знаменитой маркой, для этого есть специальные лаборатории, — утверждает Ришат Галеев. — А здоровая конкуренция даже поможет.

Опубликовано: 04.04.17 (10:08) Республика Башкортостан
Мемориал Островскому открыли в Зилаире
прохожий 2017-08-21 13:42:37
Рассчитываться придётся талантами (Культура) 20.07.17 (09:30)
Анна Хренова 2017-08-15 20:39:22
Администрация Благовещенска хочет создать в городе территорию опережающего развития
Кузнецов В. А. 2017-08-10 17:25:23
Где в республике самые плохие дороги?
резида 2017-08-07 11:28:28
Шестьдесят лет автор («Ветеран») 24.01.13 (10:48)
Саша 2017-08-06 18:14:39
Где в республике самые плохие дороги?
Константин 2017-08-05 12:07:50
В Уфе двухлетний ребёнок получил тяжёлые травмы на детской площадке
Марат 2017-08-04 08:13:33
Где в республике самые плохие дороги?
Р. Завтра. 2017-08-03 23:34:14
Минздрав Башкирии заработал на аутсорсинге за полтора года около 16 миллионов
Асаба Б 2017-08-01 11:27:56
Минздрав Башкирии заработал на аутсорсинге за полтора года около 16 миллионов
Александр 2017-07-20 14:56:12
Уфимцам предложили придумать название для нового сквера на проспекте Октября
Алексей 2017-07-19 15:34:25
Машина времени Михаила Спиридонова (Культура) 27.06.17 (10:17)
Дружинин 2017-07-02 20:24:39
Уфа была столицей «альтернативной России»… (Cоциум) 27.06.17 (10:17)
Анастасия 2017-06-29 21:36:43
Вылечиться и жить дальше (Cоциум) 23.06.17 (09:46)
Ермаков 2017-06-28 15:50:00
Так ли страшен «июбрь»? (Cоциум) 27.06.17 (10:17)
Р. Нурлыгаянов 2017-06-27 22:14:03
Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан (Cоциум) 07.06.17 (12:10)
Я 2017-06-23 20:30:06
И не друг, и не враг, а так… сосед (Cоциум) 22.06.17 (11:01)
прохожий 2017-06-23 13:32:31
Герр инвестор слово держит (Экономика) 20.06.17 (10:41)
Ольга 2017-06-21 11:12:15