На правах рекламы
  • 22.11.17  Сегодня - Всемирный День сыновей
  • 22.11.17  Сегодня - День психолога в России
  • 22.11.17  Сегодня - День работника налоговых органов Российской Федерации
  • 22.11.17  В Мелеузовском районе Башкирии открылась мечеть «Насима»
  • 22.11.17  Банк развития БРИКС выделит 69 млн долларов на Восточный выезд из Уфы
  • 22.11.17  Рустэм Хамитов подписал указ об учреждении Нестеровской премии
  • 22.11.17  На уфимских АЗС подорожало дизельное топливо
  • 22.11.17  В Уфе дикие утки остались зимовать на озере Кашкадан
  • 22.11.17  Сегодня «Салават Юлаев» принимает «Ак Барс»
  • 22.11.17  В Галле проходят Дни культуры Башкортостана
НОВОСТИ
RSS
Дети войны. // А. П. Ткачев. С. П. Ткачев. 1941 год.
Дети войны. // А. П. Ткачев. С. П. Ткачев. 1941 год.

Без отца

В один и тот же день он пошёл учиться в первый класс и работать
Автор: Виктор РЕЗЯПОВ, ветеран труда
версия для печати
14 | 14
Дети войны. // А. П. Ткачев. С. П. Ткачев. 1941 год.

Безотцовщина — так в суровые годы войны и после нее, когда вручную восстанавливали разрушенную страну, называли подростков, отцы которых погибли или пропали без вести на фронте. При этом произносили это слово по-разному: кто зло, кто жалостливо, а кто и с опаской. Потому что эти пацаны чаще всего были предоставлены сами себе. Упаси господи от такой вольницы!


Автор этих заметок тоже рос без отца, учился, работал, стал крупным руководителем. Он знает цену безотцовщине.

 

Хорошо помню тяжелое положение своей мамы и других вдов из моей родной деревни Ивановка, лишившихся мужей. Ежедневная, в полный световой день работа на полях и на ферме, забота о домашнем хозяйстве, сумасшедшие налоги на молоко, шерсть, яйцо. Бессонные ночи, море слез от беззащитности, а иногда и от безысходности, страх перед следующим днем: как прокормить, обуть и одеть детей? Как заготовить корм для скота на зиму, обработать огород, заготовить кизяк? Бедные наши мамы! Когда они все это успевали делать, не оставляя ни на один день работу в колхозе?


Те семьи, у которых отцы вернулись с фронта, были в большинстве своем в другом, счастливом измерении жизни. Говорю об этом без всякой зависти. Их дети особой нужды и не знали: были одеты, обуты, накормлены. Они чувствовали свое превосходство над безотцовщиной. У них у первых появлялись часы на руке, они ездили на велосипедах, носили хорошую обувь и одежду. Нам же, потерявшим на фронте своих отцов, пришлось с малых лет испытать все тяготы несправедливой жизни. Не только тяжелый физический труд в нежном возрасте, но и незащищенность, и даже унижение и побои.


К большому сожалению, не все фронтовики, вернувшиеся домой, входили в положение тех детей, кто остался без родителя. Правда, таких было немного. Основная масса участников войны были добрыми людьми, протягивали руку помощи обездоленным детям. Хорошую память оставили о себе Иван Свинцов, Павел Приденцов, Григорий Мишин, Иван Приденцов, Иван Ивлев, Степан Гаматоров, Алексей Гаматоров, Николай Потапов, Лаврей Амеличкин, Алексей Малкин.


Мой отец ушел на фронт, когда мне было семь месяцев. Он погиб. Дед умер после войны, в 1948 году. На руках у мамы остались трое сыновей один другого меньше и полуслепая бабушка.


Работать в колхозе и учиться в первом классе я начал в один день.


Моя родная деревня Ивановка находится в степной зоне, в начале Чермасанского коридора, где раньше свирепствовали черные бури и выпадало очень мало осадков (300 — 350 мм в год). Белебеевское плато находится на расстоянии 25 — 27 км от деревни. Это сейчас, в век техники, оно кажется мизерным, а в то время, когда не было машин и тракторов, это казалось очень далеко.


Все сельхозработы выполняли на лошадях. Поскольку леса рядом не было, зимой печь приходилось топить не дровами, а соломой и кизяком. После такого топлива оставалось много золы. Правление колхоза за выделенную солому обязывало каждый двор сдавать по ведру золы.


Мне, семилетнему мальчику, было поручено каждое утро объезжать дворы и собирать это ценное по тем временам удобрение в деревянный 400-килограммовый ящик. Ежедневно, с 6 до 8 часов утра, я занимался этой работой. В этом возрасте я уже умел запрягать лошадь. Вначале не получалось, не хватало силенок стягивать гужи хомута, но с помощью конюхов освоил это мастерство. При всем при этом ни разу не опоздал в школу.


В памяти осталось немало горьких случаев. Приведу лишь два, когда пришлось испытать боль и обиду от злых людей. В те годы во время уборки урожая от комбайна на ток зерно возили на так называемых бестарках с упряжкой в две лошади. Я очень любил лошадей, до безумства был привязан к ним, поэтому все мое детство, включая каникулы, прошло на конном дворе. Любил поить, кормить, объезжать лошадей, убирать за ними навоз.


Уборку мы ждали, готовили бестарки и подбирали себе лошадей для работы на все лето. Мне очень нравились молодые, мало обученные лошади, на них я возил зерно. Как-то подъехал к комбайну, механизатор включил выгрузной шнек, и раздался сильный грохот транспортеров. А поскольку лошади были молодые, то они испугались и дернули телегу. Зерно просыпалось. Я быстро развернулся, снова подъехал и встал под выгрузку. Повторилась та же картина. Подъехал в третий раз, и тогда разъяренный комбайнер Рублев осыпал меня матерными словами и с силой кинул деревянную лопату, которая разбилась об меня вдребезги, а я, обессиленный, заплакал и долго еще мучился от болей в почках.


Или еще один случай. В 1954 году после уборки урожая в поле, около озера Аслыкуль, вырос молодой сорняк, в народе его называли котун перекати поле. Он считался хорошим кормом для овец. Мы со средним братом Василием собрали этого корма на целый воз. Время было уже позднее, и, чтобы нашу добычу не украли, брат остался в поле на ночь. Я побежал в деревню к бригадиру Ивану Игнатьевичу. Он разрешил мне утром, до работы, запрячь лошадь и привезти сено.


Как на крыльях, летел я в 5 утра в поле. Конюх Василий Потапов, кстати, участник войны, гнал с ночной пастьбы лошадей. Увидев меня, подскочил верхом и, не спрашивая, кто разрешил и куда еду, со всего маху ударил меня кнутом. На сей раз я не заплакал, мне было уже 13 лет, но от обиды схватил вилы и — вдогонку за ним. Запряженная лошадь была очень резвая, и около конюшни я все-таки догнал Василия и, сколько было во мне силы, пустил в него вилами. По чистой случайности недалеко стоял другой конюх, Призенцов, тоже участник войны, он каким-то чудом ловко откинул вилы в сторону.


Эти два случая я запомнил на всю жизнь и сделал из них свои выводы. Работая 40 лет первым руководителем, всегда придерживался правила протягивать руку помощи людям, нуждающимся в этом.


В 29 лет стал начальником ПМК, а в 35 — управляющим трестом «Башмелиоводстрой».


И еще. Хорошо помню, как многие вдовы, вырастившие безотцовщину, встречали праздник великой Победы со слезами на глазах. Их не поощряли, не награждали достойно за тот титанический труд, который выпал на их долю.

Опубликовано: 03.04.15 (11:19) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Cоциум
   
Написать комментарий
Представьтесь
e-mail
Ваш комментарий