На правах рекламы
  • 22.11.17  Сегодня - Всемирный День сыновей
  • 22.11.17  Сегодня - День психолога в России
  • 22.11.17  Сегодня - День работника налоговых органов Российской Федерации
  • 22.11.17  В Мелеузовском районе Башкирии открылась мечеть «Насима»
  • 22.11.17  Банк развития БРИКС выделит 69 млн долларов на Восточный выезд из Уфы
  • 22.11.17  Рустэм Хамитов подписал указ об учреждении Нестеровской премии
  • 22.11.17  На уфимских АЗС подорожало дизельное топливо
  • 22.11.17  В Уфе дикие утки остались зимовать на озере Кашкадан
  • 22.11.17  Сегодня «Салават Юлаев» принимает «Ак Барс»
  • 22.11.17  В Галле проходят Дни культуры Башкортостана
НОВОСТИ
RSS

Очарованный странник

Путешественник и писатель Камиль Зиганшин ищет золото в человеческой душе
Автор: Владимир БОНДАРЕНКО, критик, главный редактор газеты «День литературы», член правления СП России.
версия для печати
6 | 6

Камиль Зиганшин удивляет своей многогранностью: публицист, общественный деятель, защитник природы, путешественник, экстремал экстра-класса.

 

...И все-таки прежде всего — талантливый писатель, автор увлекательного романа «Золото Алдана». Его прекрасная дилогия отсылает читателя к Всеволоду Иванову, Вячеславу Шишкову, Михаилу Пришвину, к давним романам Мельникова-Печерского.

 

Рысь с характером

 

Писатель — из когорты людей, которые не умещаются в рамки обыденной жизни. Естественно, от него ждешь и прозы определенной: о вулканах и снежных бурях, о встречах с шаманами и буддийскими монахами, о жизни тигров и носорогов, слонов и леопардов.

 

Впрочем, вначале его проза и была «путевой». Есть яркие книги о путешествиях: «Щедрый Буге», «Лохматый», «Маха, или история жизни кунички», «Боцман». «Страна улыбок», «Хождение на Камень». Недаром его коллега Рим Ахмедов отметил: «Камиль Зиганшин пишет свои рассказы и повести как знаток природы, как бывший профессиональный охотник, и, сознательно ли, или сам того не замечает, что его персонажи — куницы, рыси и другие дикие звери, наделенные сугубо индивидуальными чертами характера, выгодно отличаются возвышенностью духа от нас, людей. В особенности это заметно на фоне сегодняшней деградации духовных ценностей общества». Но не будем Зиганшина сводить к этнографической или анималистской прозе. Тесно ему там будет.

 

Рожденный в семье кадрового советского офицера, привыкший мотаться по небольшим военным городкам, раскинутым по просторам бескрайнего Советского Союза, он и рос таким человеком, готовым принять весь мир. И в этом своем амплуа Камиль Фарухшинович охотно рассказывает об Аляске и о Байкале, о мысе принца Уэльского и Полярном Урале, о Перу, о чилийском озере Титикака и о бразильском Рио-де-Жанейро. И коллекционер он соответственный: усердный собиратель диковинного оружия — мачете, лук и стрелы, духовое ружье, томагавк, самое экзотическое оружие — меч инков из кости рыбы-меч.

 

Он поднимался на вершины десятков вулканов, год назад совершил восхождения на самую высокую гору Южной и Северной Америки, вулкан Аконкагуа —6962 метранад уровнем моря, венчающий горный массив Анд. Был главным инициатором экспедиции «От Арарата до Олимпа — путь к миру», проходившей в 2012 году в два этапа. На вершины знаменитых гор были водружены спортивные олимпийские стяги.

 

Одно время был профессиональным охотником, о чем писал позже: «Став постарше, в экспедициях и на охоте я, конечно, встречал, наблюдал много диких животных, в том числе». Такая проза всегда востребована читателями, мечтающими хотя бы краешком приобщиться к суровым и дерзким путешествиям. Все это круто, но для крупного русского писателя мало.

 

Очарованный Карим

 

Как сейчас это модно, он вполне мог уйти в историю своего родного народа. Стать башкирским Айтматовым. Но настала перестройка, и он с головой ушел в предпринимательство, добился и там немалых успехов, хотя успел и обжечься. А уйти в бизнес-прозу не пожелал. Так что я не соглашусь с заголовком одной из восторженных статей о моем герое: «Человека делает писателем биография». Его биография не укладывается в его лучшую прозу.

 

Она как бы вне его внешне столь экзотичной биографии. Одних своих читателей и поклонников Камиль Зиганшин пленяет путешествиями по Патагонии и Огненной земле, покорением вершин Гималаев и Эльбруса, странствиями с буддийскими монахами и танцами с шаманами.

 

Других увлекает таежными историями, знанием языка зверей. Как писал Мустай Карим, «читая произведения Камиля Зиганшина, будто сам иду по следам первопроходцев. Иду очарованный и одержимый. Я пленен первозданностью и красотой природы и нравственных истоков человека. Оттого и в меня вселяется гармония».

 

Иной мир раскрывается в романе-дилогии «Золото Алдана», который, пожалуй, можно считать вершиной его творчества. В мир староверческой общины, так живо описанный в романе, погружаешься неспешно, вроде бы в наш, родной мир, но уже незнакомый, уже непривычно консервативный.

 

Подобный роман мог быть написан башкиром, якутом, мордвином или русским, но, несомненно, он — русский по духу, по идеологии. Это роман человека глубинной русской культуры. Неслучайно же Валентин Распутин написал о романе: «Книга меня удивила сочностью и красочностью языка. Много чудес-кудес, но на это только в начале чтения обращаешь внимание, а затем все становится естественным и необходимым, появляется полное доверие к автору».

 

Я спросил Камиля, может быть, он сам — старовер? Нет, но был хорошо знаком с ними. Дело не в этнических или фольклорных описаниях быта староверов, все это можно было изучить и по книгам историков и краеведов, он сам принимает в себя этот мир, эту, пусть и суровую, но нравственно чистую жизнь.

 

«В молодости у меня был случай, когда скитники спасли нас с другом от голодной смерти, помогли нам выбраться к людям, — вспоминает писатель. — Тема раскола церкви, судьба староверов так меня увлекли, что я стал собирать материалы, изучать ту эпоху».

 

Посланная Богом

 

Староверы не боятся лишений, не боятся труда, разрушений. Они привычно уйдут с насиженного места и создадут свои новые деревни, новые обители. И не золото губит таких людей, не схватки с тиграми или волками, даже не стычки с захожими людьми. Увы, но даже старообрядческая община может дать трещину. Люди уходят из скитов, возвращаются в города. Даже самый стойкий из них — старовер Корней, влюбившись в женщину из иного мира, семью, бросил скит, ушел от близких. Вроде бы и осуждать грешно, но рушится мир, о чем пишет Зиганшин, при этом не лишая нас надежды на будущее.

 

Страшно не то, что главному герою романа Корнею волки отгрызают ступни, не то, что он несправедливо провел двенадцать лет в сталинских лагерях. Вернулся бы, как возвращались другие, и жизнь бы наладилась, дети подросли, скит еще более окреп. Нет в романе противопоставления плохого города хорошей деревне, уклад — староверческий ли, дворянский, белогвардейский или тот же советский — рано или поздно рушится, а с ним и нравственный мир людей. А что дальше, задумывается писатель. Спасение — в семье, в природе, в терпении и мудрости.

 

Нельзя не заметить влияние семьи на писателя. В 1972 году Зиганшин приехал в Горький и вскоре женился на Татьяне Коскиной. Этот выбор он считает главной удачей своей жизни. В том же году у них родился старший сын Марат. Впоследствии Татьяна подарила ему еще четверых детей — второго сына и трех дочерей). В одном из интервью он говорит о жене: «Татьяна ниспослана мне самим Богом. Она подарила мне пятерых детей, она мой помощник, мой первый читатель, редактор и критик. Повторяю себе вновь и вновь: это она моя «Роза ветров».

 

К староверам Камиль Зиганшин обратился давно. Сначала были встречи в тайге, которые покорили писателя своей суровой добротой и мужеством. Потом к 55-летию была написана небольшая повесть «Скитники», ставшая позже первой частью романа.

 

«Не думал — не гадал, — признается писатель, — а роман-эпопею Мельникова— Печерского о староверах Руси прочел после написания своей повести. И обрадовался, что похожесть в художественных приемах отсутствовала, но дух староверческих общин-скитов был все же одинаков».

 

В разные годы он понял, что их загадочный мир нужен, может быть, всему человечеству, как вариант спасения и развития. В ремеслах-то, в делах своих староверы всегда первыми были, не лапотниками необразованными. И грамотой все владели, даже когда остальная Русь неграмотной была.

 

Главный герой проходит через терпения и лишения, через любовь и потерю любви к смирению, прощению и отшельничеству. Но к отшельнику и его семье льнут уже новые скитники. За мудрым наставником Григорием приходит наставница Дарья, а там набирает мудрости и сын Корнея — священник Андриан. Может быть, и ушли уже с Алдана скитники, но дух скитничества возрождается с новой силой. И потому неизбежен новый взлет.

 

Роман многопланов: это и закрученный детектив, и семейная сага, и житие наставника Григория, и летопись якутского похода белого генерала Пепеляева. Среди героев — хищные звери и птицы, сюжетом движут сами реки и леса. Давний друг Зиганшина, Александр Филиппов, считал, что он один из немногих писателей, которые умеют лечить страждущие души. «Золото Алдана» — подтверждение этих слов.

Опубликовано: 01.04.15 (15:58) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
    Несравненная Кармен — фигура трагическая, по мнению певицы.
Написать комментарий
Представьтесь
e-mail
Ваш комментарий