На правах рекламы
  • 22.11.17  Сегодня - Всемирный День сыновей
  • 22.11.17  Сегодня - День психолога в России
  • 22.11.17  Сегодня - День работника налоговых органов Российской Федерации
  • 22.11.17  В Мелеузовском районе Башкирии открылась мечеть «Насима»
  • 22.11.17  Банк развития БРИКС выделит 69 млн долларов на Восточный выезд из Уфы
  • 22.11.17  Рустэм Хамитов подписал указ об учреждении Нестеровской премии
  • 22.11.17  На уфимских АЗС подорожало дизельное топливо
  • 22.11.17  В Уфе дикие утки остались зимовать на озере Кашкадан
  • 22.11.17  Сегодня «Салават Юлаев» принимает «Ак Барс»
  • 22.11.17  В Галле проходят Дни культуры Башкортостана
НОВОСТИ
RSS
На праздновании Дня ВДВ 2 августа 2014 года (слева — А. Мингалев).
На праздновании Дня ВДВ 2 августа 2014 года (слева — А. Мингалев).

Города и годы Александра Мингалёва

Счастлив на войне каждый день — если бой окончился и ты жив
Автор: Елена ШАРОВА
Фото: из семейного архива.
версия для печати
12 | 12
На праздновании Дня ВДВ 2 августа 2014 года (слева — А. Мингалев).

О колхозах в 1925 году, когда в семье Серапиона и Марии Мингалевых родился сын Александр, в их краях и слыхом не слыхивали. Предки по отцовской линии занимались тем, что позднее назовут брендом республики — пчел разводили, мед добывали. Еще во времена Петровы один из них имел до 200 ульев и задачу свою жизненную перевыполнил: не только детей завел, но и дерево посадил, да не одно — целый лес. И сейчас в Бакалинском районе около деревни Килеево шумит Капитонов пчельник.

 

Декабрь в резиновых галошах


Учился Саша хорошо, особенно любил историю, но по совету дяди поступил в Баймакский горно-металлургический техникум. Стипендия — 15 рублей, зато хлеб — 16 копеек: жить нетребовательному студенту очень даже можно. Но в ноябре 1940 года стипендию отменили. Учили за плату и круглые пятерки. Саша ни под ту, ни под другую категорию не попал. На дворе — декабрь. Из имущества у студента — штаны, пиджачишко и галоши резиновые. Словом, через неделю он уже хозяйствовал у мамы в деревне. Первый военный год пахал, боронил да сеял. О том, что настали страшные годы испытаний, они, совсем еще мальчиш- ки, не особо задумывались. Однако хорошо помнит, как на третий день позабирали всех мужиков до 50 лет, как рыдали по всей деревне их осиротевшие жены.


Сталинский резерв


В январе 1943-го Сашу, как имеющего за плечами семь классов и немного техникума, отправили в Краснохолмское военно-пехотное училище в Оренбургской области. В реальности это были землянки, вырытые в степи за километр от станции Платовка. Именно там чуть ранее постигал военную науку Александр Матросов. За три месяца из училища должны были выйти младшие лейтенанты и отправиться в Тоцк, для формирования фронтовых резервов. Но в это время из госпиталей в строй возвращались офицеры, уже обстрелянные и опытные. А из выпускников училищ стали создавать парашютно-десантные войска, сталинский резерв генерального штаба. И Саша пополнил ряды легендарной 17-й десантной бригады, наводившей ужас на врага на улицах Сталинграда, стоявшей в Ступино, под Москвой.


Кстати, первые прыжки с парашютом десантники делали с аэростата. Надо сказать, романтики в этом было мало: аэростат мотало ветром, и Саша, неудачно прыгнув, ушиб ногу, дающую о себе знать до сих пор. В начале 1944 года это уже были элитные войска, какими мы их знаем: умеющими делать все профессионально.


«Гитлер капут!»


Бригады тем временем расформировали и создали гвардейские войска, направив их в Белоруссию, на станцию Старые Дороги. Метров на 500 знаменитые белорусские чащи были вырублены — немецкий гарнизон как огня боялся каждого куста, за которым мог прятаться партизан. А далее путь лежал на Балатон. Земля на берегу озера дрожала от разрывов снарядов, вспоминает Александр Серапионович. Шел дождь со снегом, немцы били сверху — от Венгрии остались не самые приятные воспоминания. У австрийской границы войска столкнулись с мадьярами — союзниками фашистов, массово сдававшимися в плен с обязательным признанием: «Гитлер капут!». Впрочем, польза от мадьяр была: их нарядные суконные брюки некоторым заменили тяжелые ватные советские штаны.


На пути стояла красавица-Вена. После ее взятия сильных боев не было, рассказывает Мингалев, в основном немцы таились в лесах, устраивали засады. На фронте солдат и судья, и прокурор: кого в плен брали, кого сразу приговаривали. Что характерно: у каждого пленного обязательно имелись фотокарточки семьи, детей, которые он показывал русским.


Были на войне и счастливые мгновения.


— Солдат одним днем живет, счастливым себя чувствует каждый в тот момент, когда бой окончился и ты жив остался! — говорит ветеран.


Весной 1946 года эшелоны поехали в Россию. Для Александра же служба еще не закончилась. Поступив в Алма-атинское военное училище и окончив его на круглые пятерки, он стал завидным женихом. Тут-то и заприметила его, приехавшего на побывку, работавшая в Бакалах в военкомате очаровательная девушка Нина, его единственная любовь. Они вместе 63 года.


«Брежнев — наш монгул!»


Демобилизовался Александр Серапионович только в 1959 году.


Двое малолетних детей, частная квартира в Уфе на втором этаже без газа и воды — так начиналась гражданская жизнь. Офицеров в Уфе, как и везде после войны, было много, надо было осваиваться в мирной жизни.


На УМПО в это время строили фабрику-кухню. Мингалев определился туда курировать строительство, временно. Но, как оказалось, на всю жизнь. Привыкнув все делать основательно, чтобы изучить тонкости нового дела, окончил торговый техникум. И стал на УМПО главным добытчиком продовольствия для 20(!) столовых, входящих в систему общепита пред- приятия, на котором трудились 1,7 тыс. человек. УМПО снабжали тогда, пожалуй, все республики Советского Союза. Не было месяца, чтобы заводской самолет с Мингалевым на борту не приземлялся в Белоруссии, Прибалтике, Запорожье... Дома его видели месяца три в году.


Зато по труду и честь. Персональную пенсию работникам торговли, как правило, не дают, а Мингалеву дали — 132 рубля. И еще прилагались льготы: бесплатный проезд городским транспортом, например.


А сколько хлопот осталось «за занавесом», когда в 80-х годах в Башкирию приезжала монгольская делегация во главе с Цеденбалом. На довольствие ее поставили к Мингалеву. Дело политическое: надо было знать не только, чем угостить, но и на чем. Достойный сервиз нашли в Октябрьском. В спешном порядке подобрали стройных, симпатичных девушек на роли официанток, наскоро обучили тонкостям обслуживания высоких гостей. Зато и высокий гость, отведав горячительных напитков, расчувствовался и признался, что «дорогой Леонид Ильич» — наш (в смысле — их) монгул!».


Годы летят, как птицы в осеннем небе. «Десантник всегда остается в строю», — улыбается Александр Серапионович, все такой же обаятельный и энергичный, как на черно-белых фотографиях...

Опубликовано: 07.11.14 (10:53) Республика Башкортостан
Статьи рубрики «Ветеран»
Любовь Александровна — из тех учителей, которых вспоминают всю жизнь.   Халида Ильясова: «Надо думать о хорошем, и болезней будет меньше».   Сания Ишьярова: «В любой поисковой системе я теперь как рыба в воде».
Написать комментарий
Представьтесь
e-mail
Ваш комментарий