На правах рекламы
  • 22.11.17  Сегодня - Всемирный День сыновей
  • 22.11.17  Сегодня - День психолога в России
  • 22.11.17  Сегодня - День работника налоговых органов Российской Федерации
  • 22.11.17  В Мелеузовском районе Башкирии открылась мечеть «Насима»
  • 22.11.17  Банк развития БРИКС выделит 69 млн долларов на Восточный выезд из Уфы
  • 22.11.17  Рустэм Хамитов подписал указ об учреждении Нестеровской премии
  • 22.11.17  На уфимских АЗС подорожало дизельное топливо
  • 22.11.17  В Уфе дикие утки остались зимовать на озере Кашкадан
  • 22.11.17  Сегодня «Салават Юлаев» принимает «Ак Барс»
  • 22.11.17  В Галле проходят Дни культуры Башкортостана
НОВОСТИ
RSS
Храм, вернувшийся на законное место.
Храм, вернувшийся на законное место.

Столица на холмах

Село, где очень ценят ложки, клюшки, мотоциклы
версия для печати
19 | 19
Храм, вернувшийся на законное место.

Вопрос на засыпку для любителей грамматики предлагает стела на въезде: если село, то почему «Краснохолмский»? Похоже, местные грамотеи не очень ладят с русским языком. Напутали не трудяги-дорожники, стелу чин по чину установившие, а дяди рангом повыше. Когда переводили поселок городского типа в разряд села. Да и много каких еще дров там, наверху, наломали, но об этом чуть ниже.

 

Пуп района


А пока что в Холме (так для краткости здесь все именуют село) молятся усердно, как бы не додумался кто ошибочку подправить. Потому как снова да ладом придется все таблички-вывески скопом менять. Это сколько ж снова деньжищ в прорву улетит! А их не хватает на нужды куда как более насущные. То крыши в пятиэтажках протекут, то канализация «накроется чугунным люком», то асфальт прямо в центре просядет. Немудрено: строилось-то все ровнехонько 60 лет назад, только-только юбилей справили. Когда вокруг деревушки Старый Холм нефтяные фонтаны ударили, вырос город не город, село не село. Поселок типа города, в общем. Жители его, кстати, уверены на все 101 процент, что столица Калтасинского района именно здесь и находится, а не там, где официально прописано. Потому как населения едва не вдвое больше, а пятиэтажек в Калтасах, в официальном райцентре то есть, так и вовсе не сыщешь. В общем, спорь, хоть до одури, титульному краснохолмцу ничего не докажешь: у нас столица, и весь сказ!


Между прочим многие еще помнят, что именно здесь и располагалась администрация, когда от Калтасинского отпочковался Краснокамский район. В самих-то Калтасах подходящего здания не нашлось, вот и переехали чиновники со своими гросбухами в Краснохолмский.


«Диаспора» из зоны


Строили «вторую столицу» всем миром, откуда только народу не понаехало. Из Казахстана, из соседних областей. Но самую крутую «диаспору» составляли зэки, массово доставленные на стройку. Некоторые потом здесь и осели. Порой детям и внукам разные интересные истории на ночь вместо «Колобка» да «Теремка» рассказывают.


— Всякое бывало,— мой собеседник представился просто: Миша. — Помню, зима была, январь или февраль. Морозило жуть. И вот один у нас в бега подался, ни с кем не согласовав свой «рывок». Выстроили нас на холодине и сказали: будете стоять без сна, питания и обогрева, пока не словим беглеца. Беспредел полнейший: сбежал, в соседней деревне женщину изнасиловал, ее ребенка чуть не зашиб. Делегировали мы авторитетных товарищей к начальству. Дайте нам, говорим, одежку гражданскую и пару-тройку дней сроку — словим и доставим супостата. Только товарищей наших на морозе не держите, потом ведь для больных места в лазарете не найдется. Пораскинули начальники мозгами и согласились. Только предупредили: злодея живым доставить. А если сами надумаем в бега податься, остальные ответят на полную катушку. И денег выдали — по десять рублей, по тем временам очень даже хорошо. Разбились мы попарно да пошли по злачным местам. Короче, на следующий день вычислили мы его да повязали аж в Янауле. На орехи всыпали от души. Статей да сроков суд ему добавил, и увезли от нас куда подальше — здесь точно не выжил бы.


Красно село хлебами


Тем временем отстроили сидельцы да приезжий народ городок на ровном месте. Стали мужики нефть качать, женщины быт обустраивать. В том числе печь хлеб. Да такой, что знаменит стал на всю округу. За ним не то что из Калтасов — из Нефтекамска специально ездили, своим порой даже не хватало. А выпекала хлеб Любовь Васильева, приехавшая из Оренбургской области с подругами. Профессиональный кулинар, она потом стала директором общепита отдела рабочего снабжения нефтяников, позже возглавляла поссовет.


— Никаких особых секретов у нас не было,— улыбается Любовь Александровна, вспоминая работу в пекарне. — Просто все делали по бабушкиным рецептам, вручную. А главное — с душой. Если настроение неважное — за выпечку лучше не браться, не выйдет ничего хорошего. Сами хмель собирали, дрожжи выводили. Очень рада, что традиции наши живы. Те, кто сейчас работает, все лучшее у нас переняли. Хлеб наш как был, так и остался самым вкусным в округе. Кто мимо проезжает, обязательно буханку-другую купить старается. Те далекие времена только с теплом вспоминаю. Трудно было, не устроено все, но ведь мы были так молоды, готовы горы свернуть. Я поваром начинала, возила горячие обеды вахтовикам. Помню, как-то уже по весне поехали мы на отдаленную буровую. Уже солнышко пригревает, я в кофточке да в чулочках прыг в кабину. А по пути тучи набежали, снег повалил. Но самое плохое — машина сломалась, греть перестала. Меня водитель укутал, как мог. Хорошо, рация у него была. Сумели связаться с буровой. Оттуда трактор послали — другого транспорта не было. Тракторист и одежду теплую захватил — ватные штаны да телогрейку. Само собой, не по размеру — едва не потонула. Зато обед горячим доставила!


На нефтяниках вся жизнь прежде держалась. Заседания поссовета, на которые их руководство неизменно приглашалось, превращались в производственные совещания с немедленным вызовом тех, по чьей вине тот или иной вопрос завис. Строили школы, детские сады, жилье. Очередей в детсад или на квартиру прежде не было.


Порой на заседаниях и не самые популярные решения принимались. Как-то по указке сверху решили снести старинную церковь. Бравые комсомольцы купола с крестами да колоколами в одночасье смахнули. А вот дальше — стоп, машина. Предки-то для себя и потомков строили на века. На яичных желтках раствор замешивали, много других, ныне утраченных, секретов знавали. В общем, попробовали с ломами подступиться — куда там! Нагнали тогда тракторов, заарканили храм стальными канатами и потащили в разные стороны. Плакали старушки и кто помоложе слезу стряхивал, когда накренилась-таки вековая церковь. Теперь на ее месте новый храм воздвигнут, точь-в-точь такой же, как старожилы говорят.


В Царском не то, что в Барском!


Всему предел бывает. Иссякла нефть в округе, ушли ее добытчики-благодетели. Оставили после себя огромные базы с гаражами, цехами, складами, административными зданиями, разными подсобками. Новых хозяев пока так и не нашлось. Вот и гуляет ветер по заброшенным корпусам. Хотя развернуться и места, и возможностей хоть отбавляй.


Дом без хозяина, как известно, быстро рушится. Вот и село получило неподъемную ношу проблем. Жилищный фонд, дороги — головная боль. Муниципальному бюджету с таким валом проблем никак не справиться. Разве что вместо нефти алмазы где поблизости обнаружатся.


Сказал, ушли нефтяники, да призадумался. Ушли-то начальство с клерками. А нефтяников — целое село. И более тысячи самых крепких и работящих мужчин теперь по далеким вахтам рубль куют.


Так что ж теперь, очи долу, руки в гору? Как бы не так, не такой здесь народ. Хотя бы по Барскому да Царскому пройдитесь. Предыстория такова. Для тех, кто в жилье нуждался, судя по бумагам, отвели изрядно земли под новый микрорайон. «Особо нуждающиеся» начали там такие домища возводить, что народ немедленно нарек микрорайон Барским. «Баре» только посмеивались, чаек на мансардах потягивая. Не приметили даже, что по соседству еще один микрорайон заложили. Подбоченились тамошние хозяева: «Значит, говорите, Барский? А у нас будет Царский! Тогда такое сварганим — баре сна лишатся». Сказано — сделано. И теперь у Барского разве что в пышности садов да цветников преимущество. Ничего, скоро деревца в Царском в силу войдут.


Отчего ложки «горят»


Народ здесь не лыком шит. С душой живет, во всем радость найти умеет. В ложке простой, деревянной, к примеру. Образцовый театр ложкарей «Холмичи» известен по всей России. Где только не выступали, каких только конкурсов не выигрывали!


Алексей Митрошин свой театр годами пестовал. Вспоминает, как однажды министр МВД России решил профессиональный праздник в Уфе встретить. По этому поводу концерт в Конгресс-холле закатили. «Холмичей» на него, само собой, тоже вызвали — куда ж без них?


Министру, пока до Уфы добирался, кто-то успел настроение подпортить. И вот сидит он, хлопает артистам пальчиками о ладошку ради приличия, а мыслями далеко где-то. Тут «Холмичам» пришла пора выступать. И грянули они мотив из «Улиц разбитых фонарей» («Да! А пожелай ты им ни пуха, ни пера...»). А по сцене — глянь, умора одна! — сам «министр» при всем параде расхаживает. Важный такой, в фуражке-аэродроме, с папкой подмышкой. Только годков ему от силы семь-восемь. До слез высокий гость хохотал и хлопал, пока ладоши не отбил!


Одна беда у Митрошина и его театра: ложки «горят», словно лучина в печи. Несколько ударных репетиций — замена нужна. К тому же необычные они, не всюду сыщешь — дно утолщенное должно быть для прочности да звука.


Мэрское хобби


Но и Митрошину нашлись конкуренты. Холм охватил хоккейный бум. На коньки даже те встали, кто об этом пару-тройку лет назад и не помышлял. Всей округе уже нос утерли, теперь на чемпионат республики заявились. Давно уже на месте корта-ветерана новый отгрохали по всем стандартам, со скамейками запасных под козырьками, с табло. Но все равно тесно там, от желающих удаль явить отбоя нет.


Мэр Холма (так его промеж себя селяне величают) Семен Цедилкин не только селом рулит — мотоспортом увлечен еще больше, чем рыбалкой. Большие мастера приезжали — Буланкин, Красников. Трассу местную очень хвалили. И мотоциклы федерация давала. Только, видно, совсем никак у нее дела пошли. Не шлют больше холмичам железных коней. Хотя бы даже стареньких совсем — их местные умельцы до ума бы довели, и глядишь, новые Старостины с Кадыровым появились бы. Но как их вырастишь без мотоциклов?


Когда Семен Владимирович по работе все дела завершит, не прочь профессионально поговорить о мотоспорте и рыбалке. Он не из книжек черпает знания — на себе испытал прелести увлечений. О мормышках-блеснах на энциклопедическом уровне рассуждает. И, конечно, рыбацких историй знает миллион с тележкой. Вот одна, недавняя:


— Один из наших вышел на катере на Белую с утра пораньше. И провел на реке весь день. Поймал одну рыбину. Но какую! Зацепил он сома, и тот водил его по водной глади едва не до заката. Когда вытащил, аж перепугался: без малого на сотню килограммов улов потянул! А в метрах два с половиной ровным счетом. Не верите? Вот фото, с собой в мобильном ношу для неверующих.


Вот так холмичи и живут, хлеб свой самый-самый жуют. Кто по-барски, кто по-царски. С ностальгией по прошлому, с думами о будущем. Под звон коньков да ложек перестук.

 

КОРОТКОЙ СТРОКОЙ


Село Краснохолмский расположено в 150 км от Уфы и в 18 км от райцентра Калтасы. Здесь живет больше восьми тысяч человек.

 

Опрос жителей показал, что одними из важных событий последних лет они считают реконструкцию Дома культуры, газификацию новых микрорайонов, строительство многопрофильного спортивного комплекса. Среди главных проблем называют старение дорог и жилфонда, нехватку рабочих мест, отток молодежи, очередь в детсад.

Опубликовано: 01.11.17 (19:11) Калтасинский район
Статьи рубрики Cоциум
  Ой, мама, шика дам! С такой-то прической...  
Написать комментарий
Представьтесь
e-mail
Ваш комментарий